sakharov_center (sakharov_center) wrote,
sakharov_center
sakharov_center

Яков Гилинский: Тюремное заключение "не работает"

В прошедшем на минувшей неделе семинаре из цикла «Тюремная экономика», который назывался «Широка страна моя родная – много в ней колоний, лагерей…» и был посвящен демографии и географии пенитенциарной системы, принял участие легендарный отечественный криминолог Яков Ильич Гилинский – д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой уголовного права РГПУ им. Герцена. Поскольку Яков Ильич живет в Санкт-Петербурге, мы связывались с ним по скайпу. К сожалению, качество связи оказалось чрезвычайно низким: даже присутствовавшим на семинаре было плохо слышно, а в видеозаписи, которую мы скоро опубликуем, этот фрагмент, увы, скорее всего будет совсем неразборчив. Поэтому выкладываем сюда краткий конспект того, о чем говорил Я.И. Гилинский.
До конца 90-х мы были на первом месте в мире по числу заключенных, затем на первое место вышли в США. В 2007 году численность заключенных на 100 тысяч человек населения составляла в США – 762 человека, в России – 617 человек, и сейчас она снизилась до 508 человек. Максимального значения численность заключенных достигала в 1950 г. (2 млн. 760 тыс. человек), превысив даже значения 1936-1937 гг. Сейчас, после снижения, начавшегося в 1995 г., она составляет 697 тыс. человек.

Во второй половине ХХ века в большинстве развитых стран начало формироваться понимание того, что пенитенциарная система претерпевает кризис наказания. Тюремное заключение «не работает»: сколько бы людей ни лишать свободы, к снижению преступности это не ведет. Кроме того, выяснилось, что максимальная «эффективная» длительность тюремного заключения не может превышать 5-6 лет, а по истечении этого срока у людей начинаются необратимые изменения в психике.

Поэтому мировая тенденция состоит в том, чтобы сажать как можно меньше: в Японии, например, к тюремному заключению приговаривают лишь 3,3*% осужденных за различные преступления. В Европе типичные сроки заключения исчисляются месяцами и редко превышают 2 года.

К тому же пришло понимание: наказанием, и достаточно суровым, является уже сам факт лишения свободы, и условия содержания заключенного не должны усугублять его страдания. Начальник одной финской тюрьмы, например, чтобы помочь заключенным сохранить человеческое достоинство, дает им ключи от их камер. В Польше мне доводилось видеть тюремную медсанчасть – дай бог нам такое оборудование и оснащение в «вольные» больницы. В Германии в каждой камере имеются прохладительные напитки. В Ирландии нет никаких общих бараков, а каждая камера рассчитана только на одного человека.

С 1998 по 2012 гг. я был на всех европейских конференциях, посвященных уголовному наказанию, и на четырех мировых конгрессах. Если провести контент-анализ выступлений на них, то заметен рост внимания к альтернативам лишению свободы, таким как медиация, электронные браслеты и т.п. : в 2003 г. им было посвящено 15 выступлений, а в 20008-2011 – уже 40.

И в заключение хочу отметить, что до тех пор, пока США сохраняют «пальму первенства» по численности заключенных, я не могу считать эту страну цивилизованной.

*Внимание, важная поправка! Сначала здесь было написано, что в Японии сажают 33% осужденных - из-за проблем со связью было очень плохо слышно, и в голову не пришло, что слова, прозвучавшие как "тридцать три" на самом деле были - "три и три". Так вот, Я.И. Гилинский, увидев этот конспект, заметил ошибку, поскольку на самом деле он говорил все-таки "три и три". В это почти невозможно поверить, но в Японии лишению свободы подвергают действительно лишь 3,3 - 3,5% виновных в различных преступлениях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments