sakharov_center (sakharov_center) wrote,
sakharov_center
sakharov_center

"Покаяние? Пока не я…"

Германия и Россия – две страны, пережившие крушение тоталитарных режимов в ХХ веке, но с разными последствиями. Если Германия – как ее интеллектуальная и политическая элита, так и общество в целом – пережила трудный и до сих пор не завершившийся процесс покаяния, осмысления и исправления содеянного зла, то Россия – и в лице ее лидеров и в массе населения – продолжает активно сопротивляться таким процессам. Почему? Что вообще такое покаяние – признание вины, греха, ответственности? Зачем оно нужно? Каковы психологические механизмы покаяния и что ему препятствует на личном, родовом и общественному уровне? Действительно ли у немцев всё так успешно с этим получилось? Об этом на gogol_tv беседуют кандидат психологических наук, доцент кафедры психоанализа московского Института практической психологии и психоанализа Каролина Солоед и психолог, куратор Киноклуба Сахаровского центра Катерина Хмельницкая.



Солоед:
«Опустившись на колени перед памятником жертвам Варшавского гетто, Вилли Брандт сказал: «Я сделал то, что делают, когда не хватает слов» (1970).
«До 1986 психоаналитики всего мира отказывались работать на территории Германии».
«Немцы шли к демифологизации и признанию реальности, какой бы она ни была».

Хмельницкая:
«Покаяние начинается с острого переживания стыда. Все герои спектакля «Внуки» стыда не переживают».
«Грех – этимологически это огрех, то есть ошибка, а ошибка – то, что должно быть исправлено. Грех – не камень, который должен нас раздавить».
«Серафим Саровский говорил, что покаянию предшествует милость к самому себе».
«Американцы считают себя нацией, несущей свободу. А немцы для себя такого мифа не нашли».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments