Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

sakharov

Читаем Сахарова

Из "Воспоминаний" (Глава "Выборы в Академию в 1964 году. Дело о расстреле")
Летом 1964 года состоялись очередные выборы в Академию наук СССР. [...] Мне стало известно, что биологи избрали академиком члена-корреспондента своего Отделения Н. И. Нуждина. Эта фамилия была мне известна. Нуждин был одним из ближайших сподвижников Т. Д. Лысенко, одним из соучастников и вдохновителей лженаучных авантюр и гонений на настоящую науку и подлинных ученых. Во мне вновь вспыхнули антилысенковские страсти; я вспомнил то, что я знал о всей трагедии советской генетики и ее мучениках. Я подумал, что ни в коем случае нельзя допускать утверждения Общим собранием кандидатуры Нуждина. В это время у меня уже возникла мысль выступления по этому вопросу на Общем собрании.

В перерыве между голосованиями на Отделении я подошел к академику Л. А. Арцимовичу и поделился с ним своим беспокойством по поводу выдвижения биологами Нуждина. Лев Андреевич отдыхал от выборных баталий, сидя на ручке кресла. Он сказал:
– Да, я знаю. Надо бы его прокатить. Но ведь вам, например, слабо выступить на Общем собрании?..
– Нет, почему же слабо? – сказал я и отошел.

[...] Я окончательно решился выступить, набросал тезисы выступления на обложке розданной академикам при входе в зал брошюры о выдвинутых Отделениями кандидатах (к сожалению, эти тезисы у меня не сохранились) и попросил слова, подняв руку (опередив тем самым Тамма, Энгельгардта и Леонтовича). Келдыш тут же позвал меня на трибуну. Я сказал примерно следующее:

“Устав Академии предъявляет очень высокие требования к тем, кто удостаивается звания академика – как в отношении заслуг перед наукой, так и в отношении общественной позиции. Член-корреспондент Н. И. Нуждин, выдвинутый Отделением биологии для избрания в академики, этим требованиям не удовлетворяет. Вместе с академиком Лысенко он ответствен за позорное отставание советской биологии, в особенности в области современной научной генетики, за распространение и поддержку лженаучных взглядов и авантюризм, за гонение подлинной науки и подлинных ученых, за преследования, шельмование, лишение возможности работать, увольнения – вплоть до арестов и гибели многих ученых.
Я призываю вас голосовать против кандидатуры Н. И. Нуждина”.

Когда я кончил, на несколько секунд в большом зале возникла тишина. Потом раздались крики:
– Позор! – и одновременно – аплодисменты большей части зала, в особенности задних рядов, где сидели гости Собрания и члены-корреспонденты. Чтобы спуститься со сцены, на которой находились президиум Собрания и трибуна, мне надо было выйти к центру сцены и сойти в зал по ступенькам, покрытым ковром. Пока я шел до своего места и несколько минут после этого, шум в зале и аплодисменты все усиливались. Недалеко от меня сидел Лысенко. Он громко произнес сдавленным от ярости голосом:
– Сажать надо таких, как Сахаров! Судить!

Еще во время моего выступления слово попросили Игорь Евгеньевич Тамм, В. А. Энгельгардт, М. А. Леонтович. Вскочив со своего места в страшном возбуждении, слова стал требовать Лысенко. Келдыш первым выпустил Тамма, Леонтовича и Энгельгардта. Они выступали очень хорошо, логично и убедительно. Так же, как и я, они доказывали, что Нуждин недостоин избрания в академики. Лысенко, конечно, говорил, что сказанное нами – возмутительная клевета и что заслуги Нуждина очень велики. Потом взял слово Келдыш. Он выразил сожаление о том, что академик Сахаров употребил некоторые выражения, недопустимые на таком ответственном Собрании; он считает, что Сахаров совершенно не прав, и надеется, что Собрание при голосовании подойдет к вопросу о кандидатуре члена-корреспондента Н. И. Нуждина спокойно, непредубежденно и справедливо, учтя мнение Отделения биологии. Обращаясь к Лысенко, Келдыш сказал:
– Я не согласен с Сахаровым. Но, Трофим Денисович, каждый академик имеет право на выступление в пределах регламента и волен защищать свою точку зрения.

Много потом я узнал, что сидевший в президиуме зав. Отделом агитации и пропаганды ЦК КПСС Ильичев очень заволновался во время моего выступления и хотел тоже выступить. Он спросил сидевшего рядом академика П. Л. Капицу (от которого я и узнал эти подробности):
– Кто это выступает?
Капица ответил:
– Это автор водородной бомбы.
После этого разъяснения Ильичев решил, видимо, на всякий случай промолчать...
sakharov

(no subject)

Академик Сахаров в дни суда над Юрием Орловым, май 1978.
Какой холодный был май!..
Collapse )
Одежда изменилась - "кроватные спинки" все те же.
Лица гэбистов изменились (нынешние ухоженнее, моложе, более сытые) - а выражение лиц все то же.

update. Автор снимка - Олег Каплин
sakharov

любопытный документ из Сахаровского архива



Это записка зам.председателя КГБ СССР В.М. Чебрикова в ЦК КПСС о «политически вредной деятельности» академика Сахарова – участии в создании Комитета прав человека, полный текст можно прочитать здесь.

А любопытно в этом документе следующее: фамилия Сахарова вписана от руки. Почему? Можно было бы предположить, что это некая универсальная рыба, в которую фамилию фигуранта вписывали в зависимости от того, кому надо было испортить жизнь, но, во-первых, в советском делопроизводстве такое легкомысленное отношение к бумаге было немыслимо, во-вторых, слово "академик", отпечатано как положено, на машинке. Тогда, может быть, секретность? Может, фамилию скрывали от глаз этих самых делопроизводителей и прочих младших секретарей? Или есть другие объяснения?
sakharov

(no subject)

На правах анекдота, хотя и не очень смешного, - цитата из интервью Модеста Колерова, между прочим, кандидата исторических наук, представленного в аннотации к тексту как политолог: "Если не ошибаюсь, в 1998 году, тогда, когда академик Сахаров назвал Грузию, которая покинула СССР, маленькой империей...".
И ведь даже на невычитанную оговорку не спишешь: в любом случае академик Сахаров не мог называть покинувшую СССР Грузию ни маленькой империей, ни как-либо еще по той простой причине, что он умер в 1989 году, то есть до развала СССР.